В Японии готовят спорную трудовую реформу

В начале октября правительство Японии объявило о старте работы над новой экономической стратегией, существенной частью которой должны стать изменения в трудовой политике. “Солидарность” разбирается в том, какие перемены сподвигли одну из самых консервативных стран пересмотреть трудовые обычаи, складывавшиеся в течение десятков лет, и почему данный шаг — часть игры крупных компаний.

ВЕТЕР ПЕРЕМЕН
Реформа, которую планирует проводить правительство во главе с Синдзо Абэ, не носит исключительно трудовой характер — она предполагает изменения еще в нескольких сферах экономики: корпоративная политика, здравоохранение, пенсионная система. В разработке участвуют министр финансов Таро Асо, министр экономики, торговли и промышленности Тосимицу Мотэги, президент Keidanren (Бизнес-ассоциация Японии) Хироаки Наканиси, а также глава Японской конфедерации профсоюзов (Rengo) Рикио Козу. Промежуточный отчет о подготовленных мерах ожидается в конце года.

Пока дорожная карта предполагает ряд изменений, в первую очередь — ликвидацию давнего корпоративного обычая фирм нанимать выпускников вузов каждую весну. Этот обычай восходит к традиции пожизненного найма в крупную компанию: человек начинал работать на низшей должности и в течение жизни достигал карьерных высот. Такую практику постепенно искореняют (хотя довольно медленно), поскольку она не всегда соответствует изменениям в экономической и социальной жизни страны, а также приводит к депрессии и потере трудоспособности среди работников.

Другое планируемое нововведение, которое исходит из первого, — изменить существующую систему так, чтобы фирмы стали нанимать работников старше 65 лет. Предполагается, что компании будут получать определенные налоговые послабления за наем работников пенсионного и предпенсионного возраста. В этой связи предполагается повысить пенсионный возраст. По мнению премьер-министра Синдзо Абэ, поднятие потолка трудоспособности — первый шаг в “строительстве общества, в котором человек сможет оставаться активным в течение всей жизни”. С одной стороны — хорошо, что правительство пытается заботиться о том, чтобы граждане без дела не сидели, с другой — не предполагает ли правительство господина Абэ “уработать” население? Средний размер пенсии в Японии составляет около 1,5 тыс. долларов, что в реалиях страны очень мало (к примеру, только аренда небольшой квартиры со всеми коммунальными услугами обойдется в 1 тыс. долларов). Кроме того, дебаты о необходимости изменений в пенсионной системе ведутся уже не первый год.

СТАРЕЮЩАЯ СТРАНА
Согласно отчету японского статистического бюро (использовавшего данные японского Министерства здравоохранения, труда и благосостояния, а также Министерства земли, инфраструктуры, транспорта и туризма), на конец 2016 года количество пожилых людей в возрасте 65 лет и старше составляло 27,3% населения Японии (все население — 127,11 млн), что на 4,3% больше, чем в 2010 году. В 2050 году, по оценкам японского правительства, 37,7% населения будет старше 65 лет. За последние десятилетия доля трат на социальное обеспечение в бюджете страны увеличилась на 15%. И если полвека назад на каждого пенсионера приходилось 12 работников, через 50 лет соотношение будет 1:1.

Наиболее очевидным фактором “старения” нации является снижение рождаемости. Эксперты объясняют низкий прирост населения Японии высокой стоимостью воспитания детей в стране, растущим числом женщин, которые предпочитают работать и строить карьеру, а не иметь детей, а помимо этого — нежеланием Японии принимать мигрантов. 12 октября правительство обнародовало план привлечения большего числа трудовых мигрантов — до полумиллиона к 2025 году. По официальным данным, на конец 2017 года в стране насчитывалось около 1,3 млн иностранных рабочих, что в два раза больше, чем было десять лет назад. Впрочем, план не включает в себя полный пересмотр миграционной политики.

Отметим, что за последние годы в Японии стало значительно больше людей, страдающих старческой деменцией. Есть даже населенные пункты, которые неофициально называют “городами деменции” (например, Мацудо в префектуре Тиба). В таких городах уже чуть ли не половина — пенсионеры. Именно с этим связаны запланированные меры в здравоохранении — финансирование и развитие программ, направленных на лечение и профилактику таких заболеваний, как диабет и различные формы деменции.

КУКЛОВОДЫ И ПРЕДАТЕЛИ
Одна из наиболее болезненных тем для японской трудовой политики — явление “кароси” (дословно — работа до смерти), когда сотрудник буквально умирает (или кончает с собой) из-за больших нагрузок на службе. На повестке дня постоянно стоит вопрос об официальном сокращении сверхурочных часов. Объединение работодателей Keidanren, разумеется, не испытывает оптимизма на этот счет. Бывший глава объединения Садаюки Сакакибара полагает, что “существует ряд сложностей, с которыми предстоит столкнуться: персонал будет получать меньше за сверхурочный труд, при этом сокращение рабочих часов станет непростым испытанием для представителей малого и среднего бизнеса, которые и без того страдают. И сотрудники, и руководство нуждаются в изобретательном решении”.

Но на деле не все так просто. Не стоит забывать и о самих компаниях. По мнению писателя и режиссера Харуки Конно, автора книги “Темные корпорации” (в число которых вошли Dentsu, Panasonic и др. — А.Г.), практика пожизненного найма все еще жива и процветает: “Компании с системой пожизненного найма контролируют сейчас около 60% рынка. Человек, который устраивается в такую компанию, скорее умрет, чем откажется от статуса ее работника”. Иными словами, часть сотрудников сами готовы всю жизнь работать в одной и той же фирме, а стремление правительства к “повышению потолка трудоспособности” (по возрасту. — А.Г.) — не что иное, как стремление “удержать” человека на рабочем месте. С учетом программы по борьбе с возрастными заболеваниями задача не кажется неосуществимой.

Помимо самих компаний, “добивает” работников и правительство: в июне 2018 года уже была проведена трудовая реформа под общим названием “хатараки-ката-кайкаку” (дословно — реформа занятости). Основное изменение заключается в регламентировании количества сверхурочных — до 100 часов в месяц. Не похоже, что правительство Абэ озабочено проблемой смертей и суицидов от переработок. Против закона активно протестовала Национальная конфедерация профсоюзов Zenroren. Однако, что печально, самое крупное профобъединение страны Rengo согласилось с условиями Keidanren, которые были выдвинуты правительству (а именно те самые 100 часов). И хотя глава объединения Рикио Козу просил, чтобы “население не истолковывало данный шаг неверно”, на Rengo обрушились обвинения в том, что профцентр даже не пытался приложить усилия, дабы смягчить положение людей, страдающих от переработок.

* * *
Несмотря на то, что трудовая реформа прорабатывается в тесном сотрудничестве с профсоюзами, и на то, что готовится пакет необходимых мер (в области здравоохранения, к примеру), решение правительства вызывает опасения. Трудно отделаться от ощущения, что правительство дергают за ниточки тени-корпорации, любой ценой готовые облагородить свой облик, но и не потерять сотрудника, даже если работать тому предстоит до конца его дней.

.

Бесплатные темы Wordpress.